Проекты > Вагыргын Сведения об образовательной организации
Вагыргын

Автор проекта: Екатерина Карамазова

Вагыргын в переводе с чукотского означает как существование, житьё, так и происшествие, событие. В своих трипах по Чукотке, я пыталась найти ответы на экзистенциальные вопросы о жизни, смерти и любви к родине. Ответить на них, оперируя логикой или другими средствами ума невозможно, поэтому я обращаюсь к более глубоким слоям психики, которые еще помнят десятки тысяч лет без цивилизации. Мои друзья авантюристы, охотники, бродяги и золотоискатели расскажут зрителю о своем житии сами, через череду вагыргын то есть событий и происшествий.
Задуманное в форме иммерсивной инсталляции, видео погружает зрителя в шаманское путешествие по нижнему миру. Суровый нарратив, звучащий на фоне прекрасного рассвета, напоминает нам о двойственности бытия, в котором никогда нет одной правильной стороны или стратегии. Голоса звучат сквозь время и пейзаж, безлюдную тундру, не меняющую свой облик уже больше 10 000 лет и сливаясь с плеском озера, горловым
пением и музыкой создают магический реализм этого места и этого способа существования. Работа была запрещена к экспонированию на дипломной выставке "Тестовая группа" в фонде культуры Екатерина по причинам, указанным в официальном письме. Анализируя работу, важно не поддаться соблазну рассматривать её как этнографическую. Да, суровый край, да, брутально, опасно, и мат с враньём льется из уст героев естественно, как нужда справляемая на траву, но в этом и есть Россия, растянувшаяся от Крыма до Курил с «КамАЗом» наперерез. Катерина Карамазова создала мощную реалистическую картину сегодняшней жизни, имеющую под собой корни классической русской живописи конца 18 -начала 19 веков. На картине Перова [«Охотники на привале»] изображена ворона, которая пикирует в непосредственной близости от собаки. Не заметить пикирующую ворону довольно затруднительно, но охотники так увлечены рассказом настолько, что не обращают на птицу никакого внимания. На 20 минуте фильма вблизи берега появляется утка-нырок. В конце видео утка занимает на экране то же самое место, что и на картине ворона. Не чудо ли это?
Сергей Братков
Скупые, часто однообразные байки, которые при длительном прослушивании смешиваются с природой в кадре, с водой и воздухом. И по сути мы начинаем слышать голоса дУхов, одна часть которых еще находится в живом теле рассказчика, а другая уже вырвалась из этого тела в предвкушении скорой неминуемой смерти. И это еще одно объяснение пренебрежительного отношения к собственной жизни человека, который и жив и мертв одновременно. Обилие в речи ненормативных слов придаёт текстам фонетическую медитативность, когда говорение происходит ради говорения, где элементарный смысл сказанного укутан в сложносотканное, но уютное одеяло всевозможных русских выражений и междометий. Речевой поток, в котором несутся рассказы, в какой-то момент вовсе перестаешь слышать и расшифровывать, так же как невозможно расшифровать горы или воду, которые, наравне с полуумершими людьми, вечно оберегаемы немотой природы. Стоит отметить смелое отношение Карамазовой к отснятому материалу. Это отказ от монтажа, что особенно важно, и от так называемой "документальной фактуры", которую пытаются запечатлеть многие снимающие документальные фильмы. В этих рассказах, конечно же, есть эта фактура, но она скрыта под ироничной, а на самом деле весьма актуальной, формой медитативного ютуб-видео.
Даниил Зинченко
Год: 2018.
Проекты > Вагыргын Сведения об образовательной организации